Главная страница   Список сокращений   Выпуск 9   Предыдущая статья   Следующая статья

Кац В. И. Этюды по керамической эпиграфике Синопы. I. Проблемы классификации // АМА. Вып. 9. Саратов, 1993. С. 96-118.

[96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118]

[96] Нельзя сказать, что синопские амфорные и черепичные клейма, наиболее многочисленная и едва ли не самая интересная категория памятников керамической эпиграфики Причерноморья1, обойдены вниманием исследователей. Ежегодно выходит в свет несколько работ, в которых в том или ином контексте упоминаются керамические клейма Синопы. Правда, чаще всего эти издания носят чисто публикационный характер. Значительно реже появляются исследования, затрагивающие типологическую и хронологическую классификации синопских клейм, методику их использования в качестве полноценного исторического источника. В связи с этим не может не привлечь внимание факт почти одновременного выхода в свет ряда статей, специально посвященных спорным вопросам практики синопского клеймения2. Показательно также, что большая их часть появилась за рубежом, тогда как до недавнего времени исследования подобного рода являлись прерогативой исключительно советских специалистов.

Есть основания полагать, что мы присутствуем при зарождении новой, третьей по счету с конца 20-х гг. (когда синопские оттиски были надежно атрибутированы и разбиты на хронологические группы Б. Н. Граковым3) волны интереса [97] к этой группе клейменого керамического материала. Характерно также, что предшествующий пик наблюдался как раз в середине этого 60-летнего периода. Именно в конце 50-х — начале 60-х гг. В. И. Цехмистренко была сделана первая серьезная попытка пересмотра классификационной системы Б. Н. Гракова4, и вместе с тем синопские клейма впервые стали широко использоваться при изучении организации керамического производства, внешней торговли, социальной и политической истории города5.

Показательно, что в следующие два десятилетия сюжеты подобного рода практически не привлекали внимания исследователей, хотя в этот период увеличилось число публикаций нового клейменого материала, в комментариях к которому издатели обычно отмечали необходимость введения определенных корректив в выработанную еще Б. Н. Граковым схему синопского клеймения6.

Несомненно, коренной пересмотр этой, побившей все рекорды долголетия системы назрел давно. Уже второе после Б. Н. Гракова поколение исследователей (отсюда и тридцатилетние периоды между пиками) начинает свою активную научную деятельность с попытки решения этой проблемы. Однако, судя по вновь появившимся работам, и на сей раз разброс мнений достаточно велик. В то время как румынские исследователи, и в первую очередь Н. Коновичи, пытаются «осовременить» сложившуюся схему7, отдельные авторы настроены более решительно. Показательно в этой связи заявление Н. Ф. Федосеева о необходимости вообще отказаться от предложенной в свое время Б. Н. Граковым разбивки магистратов на хронологические группы и заняться созданием некой «единой хронологической системы»8.

Однако как в первом, так и во втором случаях велика [98] вероятность появления тупиковых ситуаций. С одной стороны, работа может ограничиться лишь подновлением обветшавшего фасада при сохранении отживших несущих конструкций схемы. С другой, — в запале отрицания с «водой» может быть выплеснут и «ребенок». Поэтому, я полагаю, что, прежде чем приступать к составлению новых схем или заниматься модернизацией старых, не мешало бы оценить с позиции современных представлений сильные и слабые стороны тех систем классификации, которые уже применялись при работе с керамическим материалом Синопы.

На протяжении первого периода развития керамической эпиграфики, охватившего весь XIX в. и начало XX столетия, шел процесс накопления и первичной классификации материала. Именно тогда в отдельную категорию и были выделены многочисленные в Северном Причерноморье клейма, содержащие в составе надписей имена астиномов. Один из первых их издателей, П. Беккер, предложил в целях чисто служебных группировать эти клейма по трем «классам» в зависимости от положения в легенде названия магистратуры (см. табл. 1)9.

Основные усилия исследователей, а ими в этот период были почти исключительно филологи-классики, сосредотачивались на вопросах локализации данной категории клейм и установлении их датировки. Крупным успехом стало выделение из массы астиномных штемпелей оттисков, принадлежащих магистратам Херсонеса Таврического10. Однако окончательная атрибуция остальных клейм этой категории так и не была осуществлена. По результатам палеографического и грамматического анализа их общие хронологические границы были определены в широких пределах VI–I вв. до н. э. Становилось ясным, что возможности филологического анализа клейм к началу XX в. были практически исчерпаны.

Своеобразным итогом столетней работы русских специалистов в области керамической эпиграфики над астиномными [99] клеймами стало появление в конце 20-х гг. статьи Е. М. Придика11, завершавшего в то время составление первого варианта свода керамических клейм Северного Причерноморья. Автор, дав краткий очерк, содержавший общую характеристику группы, приложил пять обширных списков имен астиномов и фабрикантов:

  • список A содержит более 200 имен, магистратская принадлежность которых у автора не вызывает сомнения;
  • список B включает клейма, в легенде которых имеется два имени, но не ясно, какое из них магистратское;
  • список C — фабрикантские клейма с определителем;
  • список D — имена херсонесских астиномов;
  • список E — включает имена магистратов и фабрикантов, сопровождаемые эмблемой в виде орла, клюющего дельфина, локализованные автором как синопские.

Приведенная классификация, как и классификация П. Беккера, преследовала чисто служебные цели. Несомненно, она позволяла получить общее представление о всем массиве астиномных клейм, могла оказать определенную помощь полевым археологам в восстановлении поврежденных экземпляров. Но данные списки при полном отсутствии иллюстративного материала, а кроме того, как это ясно в настоящее время, при наличии большого числа ошибочных восстановлений имен, содержали явно недостаточную, а зачастую и искаженную информацию.

Не случайно, сам Е. М. Придик полагал, что дать точную локализацию основного числа астиномов, включенных в первые два списка, пока не представляется возможным. Впрочем, он склонялся к мысли, что здесь мы имеем дело с несколькими центрами производства. К хронологической же классификации автор собирался вернуться в дальнейшем, после выхода в свет кандидатской диссертации Б. Н. Гракова, специально посвященной астиномным клеймам.

Однако это намерение так и не было реализовано. Основной причиной, видимо, послужил исчерпывающий характер исследования Б. Н. Гракова. Последнему не только удалось локализовать основную часть астиномных клейм, убедительно доказав их синопское происхождение, определить их общие хронологические границы (конец IV — первая половина I в. до н. э.), но и разделить всех известных ему магистратов и фабрикантов по шести последовательным хронологическим [100] группам. Таким образом, с точностью до 20–30 лет стало возможным определение времени деятельности каждого астинома, что впервые позволило поставить клейма как надежный датирующий материал в один ряд с монетами.

Вместе с тем, ценность работы Б. Н. Гракова заключается не только и не столько в том, что ему удалось разрешить многие спорные вопросы, касающиеся астиномных клейм, но в ходе решения конкретной задачи впервые сформулировать общие методические приемы, позволяющие осуществлять локализацию и рациональный хронологический анализ клейм любого центра. Таким образом, именно работа Б. Н. Гракова завершает длительный период становления в России керамической эпиграфики как науки.

Б. Н. Граков выдвинул тезис о необходимости использования комплексного подхода в изучении клейм. При этом приоритетную роль, по его мнению, должны играть не традиционные эпиграфические методы анализа (палеографический и грамматический), а методы, вытекающие из специфических особенностей содержания самих клейм и условий их находки: нумизматический (сравнение эмблем, содержащихся в клеймах, с монетными изображениями); синхронистический (установление синхронизма имен магистратов и фабрикантов) и стратиграфический (датирование клейм по их нахождению в хорошо определяемых хронологически археологических комплексах)12.

Астиномные клейма послужили для Б. Н. Гракова своеобразным полигоном для проверки правильности предложенной методики. Результаты оказались обнадеживающими. И не случайно его выводы стали отправной точкой для всех последующих исследователей, занимавшихся хронологической классификацией клейменого керамического материала. Однако сами предложенные методы не оставались неизменными, что прекрасно иллюстрирует дальнейшая история изучения керамических клейм Синопы.

Практически со времени своего появления хронологическая система, предложенная Б. Н. Граковым, стала подвергаться модификации. Правда, длительное время изменения не затрагивали ее основ и касались главным образом датировок отдельных хронологических групп. В ходе этой работы постепенно смещались акценты. Если Б. Н. Граков едва ли не самым надежным орудием хронологического определения клейм [101] считал нумизматический метод13, то в дальнейшем в связи с совершенствованием методики обработки массового керамического материала исследователи для этих целей все шире стали привлекать стратиграфические наблюдения, которые показали, что предложенные Б. Н. Граковым даты являются явно завышенными14.

Несомненно, Б. Н. Граков переоценил возможности нумизматического метода, отдавая ему предпочтение не только при датировке, но и при группировке астиномов. Казалось, было бы логичнее в последнем случае отдать предпочтение методу синхронизации имен астиномов и фабрикантов, высоко оцененному самим Б. Н. Граковым, отмечавшим, что «определение круга фабрикантов, встречающихся с одним и тем же астиномом, само собой позволяет легко установить и других астиномов, встречающихся с теми же фабрикантами»15. Однако он, видимо, убедился, что теоретические возможности этого метода сильно расходятся с практикой. Мешает наличие большого числа омонимов и не столько среди астиномов, сколько в составе фабрикантов. Видимо, по этой причине Б. Н. Граков предложил следующий порядок работы по комплектованию хронологических групп: сначала определялась дата «того или иного количества клейм по изображениям, совпадающим с достаточной точностью с теми или иными монетными», затем полученные выводы проверялись «рассмотрением палеографических данных этой группы», и лишь после этого привлекался метод установления синхронизма имен. Если бы мы начали с последнего, как полагал Б. Н. Граков, «то легко можно было бы создать лишнюю и создающую ряд затруднений путаницу имен»16.

Однако полностью выдержать декларированную последовательность работы автору удалось только при комплектовании I группы астиномов, ядро которой составили клейма, содержащие в качестве эмблемы городской герб — орла, клюющего дельфина. Но и в ее состав были включены с учетом «списка синхронистических имен астиномов и фабрикантов... клейма с совершенно другими эмблемами не монетного [102] происхождения»17. При формировании последующих групп, в клеймах которых эмблемы, сходные с изображениями на монетах, составляют не столько правило, сколько исключение, нумизматический метод, видимо, применялся в еще меньшей степени, а на первый план все чаще выходил метод синхронизма имен, усиленный изумительной интуицией исследователя. Показательно, что, давая характеристику астиномам последних V и VI групп, Б. Н. Граков отмечает, что они столь мало отличаются друг от друга, что только разница в именах фабрикантов позволяет вместе с некоторыми эмблемами разделить их с некоторой долей вероятности18.

Характерно, что сам исследователь далеко не был уверен в том, что его классификация является исчерпывающей. Временные рамки более двух десятков магистратов, известных ему по единичным экземплярам клейм, определены приблизительно в широких хронологических границах19. Многие астиномы включены в ту или иную группу предположительно. В результате состав практически всех групп оказался типологически разнородным. Б. Н. Гракову, как это сейчас становится ясным, удалось правильно определить (зачастую чисто интуитивно) магистратов, составляющих ядро каждой из групп, но он не смог очертить их четкие границы. Причина в том, что им не был в должной степени применен инструмент, позволяющий надежно разобраться с периферией каждой из групп. Таким инструментом мог стать только типологический анализ, но последний не упоминается в списке тех методов, которыми оперировал Б. Н. Граков.

Правда, относительно недавно было сделано заявление, что типологический метод не только был известен Б. Н. Гракову, но и пронизывает всю его работу20. Это явное преувеличение. Конечно, отдельные типологические наблюдения в работе Б. Н. Гракова присутствуют. Основная их часть содержится во второй главе, где, определяя сочетания отдельных элементов надписей, автор выделяет пять вариантов легенды, присущих магистратским клеймам:

  1. название магистратуры занимает первую строку надписи;
  2. название магистратуры расположено между собственными именами;

    [103]

  3. название магистратуры занимает последнюю строку надписи;
  4. употребление предлога ΕΠΙ перед именем астинома;
  5. в надписи содержится только имя астинома, имя же фабриканта опущено и расположено в отдельном клейме на второй ручке амфоры21 (см. табл. 1).

Мы видим, что по сравнению с классификацией П. Беккера фиксируется появление двух новых, последних в списке вариантов. Однако следует отметить, что с точки зрения типологии они выделены не совсем корректно, так как в их составе имеются клейма, которые при определенных условиях могут трактоваться как разновидности первых трех вариантов.

Ряд интересных замечаний о закономерностях изменения во времени конструкции и состава легенды синопских оттисков мы встречаем и в заключительных абзацах V главы работы. Но эти в своей основе правильные, хотя и неполные, типологические наблюдения явно носят вторичный характер, в то время как типологический анализ должен предшествовать датировке клейм и лежать в основе их группировки.

Однако подобное понимание специфики и возможностей типологического метода в применении к керамическим клеймам стало оформляться значительно позже. Одну из первых, вызвавших противоречивые оценки, попыток подлинного типологического анализа синопских клейм осуществил в ходе работы над кандидатской диссертацией, посвященной керамическому производству Синопы, В. И. Цехмистренко22.

С учетом специфики темы автор рассматривает амфорные и черепичные клейма Синопы в несколько иной плоскости, чем это делали его предшественники. Большое внимание отведено анализу относительно малочисленной категории клейм, принадлежащих керамевсам, которые, как полагает В. И. Цехмистренко, являлись не владельцами керамических мастерских (фабрикантами по терминологии Б. Н. Гракова), а мастерами-горшечниками (гончарами)23. В. И. Цехмистренко разделил клейма керамевсов по пяти типологическим группам (вариантам), для датировки которых им было удачно применены ставшие традиционными нумизматический, [104] синхронистический и исторический методы24. В результате был получен материал, позволивший пересмотреть общие хронологические рамки практики клеймения в Синопе.

Было убедительно доказано, что появлению астиномных оттисков предшествовал период существования клейм, содержащих одно имя керамевса в две строки и городской герб Синопы в виде эмблемы. Именно эта эмблема характерна и для ранних астиномов. Скрупулезное сопоставление данного изображения с монетными показало, что наиболее близкие аналогии дают монеты Синопы 370–360 гг. до н. э., что позволяет определить начало астиномного клеймения серединой 60-х гг. IV века.

В свою очередь, немногочисленную группу клейм с датами В. И. Цехмистренко отнес к периоду, начавшемуся сразу после прекращения магистратского клеймения, что позволило ему выдвинуть тезис о ликвидации астиномной магистратуры в Синопе незадолго до захвата города в 183 г. до н. э. понтийским царем Фарнаком I.

Кроме того, В. И. Цехмистренко был намечен ряд новых перспективных направлений в изучении синопской керамической тары. Он впервые при анализе эмблем и вторых имен в астиномных оттисках успешно использовал разработанный в нумизматике метод сличения штемпелей, что дало возможность сгруппировать штампы, применявшиеся в разных астиномных группах, но выполненные одним и тем же резчиком. Внимательное изучение штампов позволило впервые отметить наличие перегравировок. В результате удалось установить в некоторых астиномных группах списки гончаров, работавших в отдельных керамических мастерских.

Практически со всеми отмеченными выше положениями согласились специалисты. Единственным моментом, вызвавшим серьезные возражения, явилась предложенная В. И. Цехмистренко дата прекращения астиномного клеймения. Справедливо было указано на противоречия и определенные натяжки в аргументации при ее обосновании25.

Неоднозначно была оценена и интересная с точки зрения методики попытка В. И. Цехмистренко создать новую схему [105] астиномного клеймения. С одной стороны, рецензенты отметили ряд несомненных достоинств в проделанной работе, дающих возможность пересмотра и уточнения некоторых положений существующей классификации. С другой, по их мнению, предложенная система не может ее заменить, так как она страдает существенными недостатками, затрудняющими, а иногда делающими невозможным ее использование. В частности, было отмечено, что система очень сложна и запутана, отсутствуют абсолютные датировки выделенных групп, не дан список эпонимов и фабрикантов по каждой из них.

Все отмеченные выше замечания вполне правомерны. Действительно, предложенная В. И. Цехмистренко схема далека от совершенства, тем более, что при ее создании автором были допущены отдельные нарушения в подборе, группировке и анализе материала. Имеются и несомненные логические сбои. Вместе с тем, следует учесть, что данное направление исследования не являлось основным в работе В. И. Цехмистренко. К нему он подошел после того, как в ходе детального анализа гончарных оттисков, изучения разновидностей астиномных штампов убедился в несовершенстве предложенных в свое время Б. Н. Граковым принципов группировки астиномов.

Рецензенты упустили из виду, что автор впервые обратил внимание на размытость границ между отдельными хронологическими группами, на типологическую разнородность их состава. Для него одной из главных задач стала разработка типологически выверенных критериев группировки астиномов. Объемная работа по детальному обоснованию абсолютных дат, составлению списков эпонимов и фабрикантов на данном этапе им, видимо, просто не планировалась. Не исключено, что в дальнейшем он собирался вернуться к решению и этих вопросов. Однако преждевременная смерть прервала успешно начатую работу В. И. Цехмистренко по изучению керамических клейм Синопы.

Показательно, что группировка астиномов проводилась и в данном случае в рамках тех методов, которые были предложены ранее. Однако особый акцент В. И. Цехмистренко был сделан на выяснении логики развития основных информационных элементов клейм. Естественно, что первым этапом работы в этом направлении стала модификация предложенной в свое время Б. Н. Граковым классификации легенд астиномных клейм. Было выделено шесть схем (вариантов), каждая из которых включала несколько разновидностей26.

[106] Схема I — название магистратуры опущено, перед именем астинома предлог ΕΠΙ:

а. астином на первом месте,

б. гончар на первом месте.

Схема II — название магистратуры в начале легенды:

а. в форме αστυνο,

б. в форме αστυνομου,

в. в форме αστυνομουντος,

Схема III — название магистратуры между собственными именами, на первом месте астином:

а. в форме αστυ,

б. в форме αστυνο,

в. в форме αστυνομου,

г. в форме αστυνομουντος.

Схема IV — название магистратуры между собственными именами, на первом месте гончар:

а. в форме αστυνομου,

б. в форме αστυνομουντος.

Схема V — название магистратуры в конце надписи:

а. в форме αστυ,

б. в форме αστυνομου,

в. в форме αστυνομουντος.

Схема VI — имя астинома в отдельном клейме (имя гончара в особом клейме на другой ручке амфоры):

а. магистратура в начале надписи,

б. магистратура в конце надписи.

Несомненно, предложенная система принципиально не отличается от классификации Б. Н. Гракова (см. табл. 1). Однако она не только развивает и дополняет последнюю, но и более выдержана типологически. Введение разновидностей позволило учесть не только практически все перемещения основных элементов легенды, но и различия в форме написания названия магистратуры.

Эта классификация стала базой для развертывания дальнейшей работы по выяснению логики развития отдельных элементов легенды. В результате тщательного анализа [107] В. И. Цехмистренко пришел к заключению, что изменение легенды происходит так последовательно и закономерно, что имеется возможность разбить этот процесс на ряд этапов, каждый из которых является определенной ступенью в развитии легенды.

Таблица 1. Классификационные системы легенд астиномных клейм Синопы

Варианты

П. Беккер (классы)

Б. Н. Граков (варианты)

В. И. Цехми-
стренко (схемы)

Название магистратуры в первой строке

I

I

II

Название магистратуры между именами

II

II

III~IV

Название магистратуры в последней строке

III

III

V

Употребление ΕΠΙ перед именем астинома

IV

Имя астинома в отдельном клейме

V

VI

Название магистратуры опущено

I

Принципиально новым направлением в изучении синопских клейм следует признать попытку В. И. Цехмистренко выяснить закономерности изменения содержания второго их компонента — эмблемы. При этом было замечено, что подобные перемены происходят значительно реже, чем изменения в надписях. Поэтому, как полагает В. И. Цехмистренко, если смена легенды может считаться переходом от одного этапа к другому, то изменения содержания эмблем составляют периоды развития клейм. В результате им было выделено пять последовательных периодов, объединяющих 13 этапов27:

I период — наличие городского герба (орел, клюющий дельфина) в качестве эмблемы — 14 астиномов:

  • 1 этап — легенда по схемам Iа, б;
  • 2 этап — легенда по схемам IIIа, Vа;
  • 3 этап — легенда по схеме IIIб;
  • 4 этап — легенды по схемам IIIв, Vб.

II период — господство гончарных эмблем (легенда обычно по схеме IIIб) — 19 астиномов:

  • 1 этап — одна эмблема (сюда же с надписью по сторонам четырехугольника);
  • 2 этап — одна или две эмблемы у одного и того же [108] астинома (сюда же магистрат Форбант с эмблемой «орел, клюющий дельфина», по схеме IIб).

III период — сосуществование гончарных знаков с эмблемами магистратов — 23 астинома:

  • 1 этап — легенда по схеме IIIб;
  • 2 этап — легенда по схемам IIIб, в, г и Vа, б (присутствие отчества при именах некоторых астиномов и гончаров).

IV период — господство астиномных эмблем — около 100 астиномов:

  • 1 этап — появление клейм с легендой по схемам IIб, в (имя гончара в генетиве);
  • 2 этап — появление легенды по схеме IV (имя гончара в номинативе);
  • 3 этап — господство легенды по схеме IV (появление отчества при имени астинома);
  • 4 этап — легенда по схемам IIб, в и VIа (имя астинома всегда с отчеством, имя гончара всегда в номинативе).

V период — появление эмблем, характерных для групп гончаров, отказ от астиномных эмблем, легенда по схемам IIа, в — 15 астиномов.

Если абстрагироваться от не совсем удачной терминологии, то перед нами предстает довольно развитая типологическая классификация синопских магистратских клейм. Типологическим признаком в ней является содержание эмблемы, вариантные признаки определяются особенностями легенды: ее составом, формулой построения, формой написания магистратуры, употреблением разных падежей имени гончара. При этом данная схема уже содержит относительную хронологию типов и вариантов, то есть налицо завершающий этап типологической классификации.

Менее удачно справился В. И. Цехмистренко со следующим разделом классификационной работы — формированием хронологических групп (см. табл. 2). В первую очередь обращает на себя внимание тот факт, что принципы группировки восьми выделенных им групп неодинаковы. С одной стороны, половина из них (группы 1, 2, 3, 8) составлены из астиномов, входящих в один из выделенных периодов (I, II, III, V — соответственно). С другой, — магистраты одного IV периода разделены между четырьмя (4, 5, 6, 7) хронологическими группами: в 4-ю отнесены астиномы первого этапа, в 5-ю — двух последующих этапов, но одновариантные клейма четвертого этапа разделены между двумя смежными (6 и 7) [109] группами. Объясняется такая пестрота принципов группировки явным стремлением В. И. Цехмистренко уравнять временные промежутки, приходящиеся на каждую группу.

Таблица 2. Хронологическая классификация синопских астиномных клейм

По В. И. Цехмистренко

По Б. Н. Гракову

Период

Этап

Группа

Датировка

Группа

Датировка

I

1

2/4 IV в.

I

кон. IV — нач. III вв.

II

2

3/4 IV в.

II

270–220 гг.

III

3

4/4 IV в.

III

220–180 гг.

IV

1

4

1/4 III в.

IV
 
 
V

180–150 гг.
 
 
150–122 гг.

2–3

5

2/4 III в.

4

6–7

3–4/4 III в.

V

8

1/4 II в.

VI

122–70 гг.

В. И. Цехмистренко обоснованно выступил против сложившейся в его время практики статистического анализа клейм, при которой не учитывались разные временные интервалы, присущие смежным группам классификации Б. Н. Гракова. Однако, не владея методикой анализа временных рядов с неравными интервалами28, он пошел по пути наименьшего сопротивления, стремясь сформировать свои группы с таким расчетом, чтобы каждая из них охватывала четверть столетия. Этот временной промежуток появился не случайно. В. И. Цехмистренко заметил, что изменения, происходящие с эмблемами в клеймах, носят цикличный характер, и время цикла им было определено в 20–25–30 лет, что связано, по его мнению, с трудовой деятельностью одного поколения гончаров.

[110] Однако безболезненно уложить материал в прокрустово ложе хотя и интересной, но далеко не бесспорной схемы автору не удалось. К первой хронологической группе им отнесено всего 14 астиномов, ко второй — 19, но зато к третьей — уже 27. В первых двух случаях явный недобор, в последней — столь же явный перебор.

Подводя общий итог рассмотрению предложенной В. И. Цехмистренко хронологической системы, необходимо отметить, что принципиально она не отличается от классификации Б. Н. Гракова, хотя несомненно является более типологически выдержанной. Но считать ее исчерпывающей нет оснований. Наиболее слабым ее местом является этап создания хронологических групп. С точки зрения формально-типологической предложенная группировка правомерна, но, видимо, в Синопе развитие основных элементов клейм носило более сложный характер, чем это представлялось автору. Показательным примером в этом отношении является астином Форбант, помещенный В. И. Цехмистренко, несмотря на наличие эмблемы, характерной для ранних клейм, ко 2-му этапу II периода по наличию в его клеймах легенды по схеме IIб. Однако, как недавно убедительно доказал И. Гарлан, этот магистрат, несомненно, принадлежит к I хронологической группе29.

Становится ясным, что при формировании хронологических групп необходимо типологические определения проверять другими методами. Наиболее эффективным из них является метод синхронизма имен магистратов и гончаров. Он успешно был применен В. И. Цехмистренко при работе с астиномами I хронологической группы30, но на последующие группы по непонятным причинам не был им распространен.

Несомненно, В. И. Цехмистренко правильно наметил основные направления и методы успешной модификации граковской классификации. Он заметно продвинулся вперед на этом пути, создал основательный задел, но завершить работу не успел. Недоработанная классификационная модель, страдавшая излишним схематизмом, а кроме того, содержавшая слишком радикальные передатировки, естественно вызвала серьезную, хотя и излишне суровую, на мой взгляд, критику со стороны ведущих специалистов в области керамической эпиграфики. Официально было заявлено, что традиционная [111] классификация, разработанная Б. Н. Граковым, остается незыблемой31. Вполне понятно, что подобная декларация не могла не вызвать негативного отношения у широких кругов археологов-практиков и историков ко всей системе, предложенной В. И. Цехмистренко. В конечном счете, именно это заявление привело к тому, что на протяжении последующих двух десятилетий никто не пытался завершить успешно начатую им работу32.

Вместе с тем, именно в эти десятилетия продолжался активный процесс накопления и издания нового материала. Правда, качественная сторона большей части публикаций оставляла желать лучшего. В них велик процент клейм, попавших в разряд неопределенных. Слишком много ошибочных восстановлений надписей в поврежденных экземплярах33. Проверка же правильности предлагаемого чтения обычно затруднена ввиду ограниченного количества приводимых иллюстраций34. Ошибки встречаются практически во всех публикациях синопского керамического материала. Возникновение их следует признать неизбежным следствием отсутствия выверенных определителей клейм. Обычно при восстановлении надписей во вновь обнаруженных оттисках археологи ищут аналогии среди уже опубликованного материала. Отсюда неизбежно происходит тиражирование уже ранее допущенных ошибок35. В связи с этим первоочередной задачей становится не столько публикация нового материала, сколько работа [112] по подготовке и изданию определителя синопских керамических клейм, который должен содержать таблицы прорисей и фотографии оттисков, выполненных всеми известными на сегодняшний день штампами.

Процесс накопления материала активизировал ставшую традиционной работу по уточнению хронологических границ выделенных Б. Н. Граковым групп астиномов. Появилось несколько новых вариантов датировки, которые, различаясь в деталях, имеют общую тенденцию в сторону удревления. При этом наблюдается явное сближение с датами, предложенными в свое время В. И. Цехмистренко.

Определенные итоги проделанной за последние два десятилетия работы были подведены в отмеченном выше цикле статей румынских археологов, попытавшихся дать законченный вариант «осовремененной схемы» синопского клеймения. Наибольший интерес с точки зрения методики представляет первая статья цикла, написанная Н. Коновичи и посвященная анализу IV хронологической группы астиномов36. Следует иметь в виду, что содержание статьи значительно шире ее названия, так как автор не ограничился рассмотрением клейм одной группы, а попытался дать общую оценку всей системы и наметить пути ее совершенствования. По его мнению, созданная Б. Н. Граковым общая схема развития синопских клейм оказалась на редкость прочным сооружением. Правильность относительной хронологии выделенных им групп подтверждают материалы более двадцати комплексов, содержащих в своем составе астиномные клейма. Вместе с тем, хотя ставшее традиционным деление синопских магистратов на группы выдержало испытание временем, сами группы нуждаются в модификации. Она, как полагает Н. Коновичи, должна заключаться в уточнении состава астиномов в каждой из групп, что позволит осуществить сверку общего списка синопских магистратов. В результате появится возможность определить хронологические границы каждой из групп.

Эта обширная программа была частично реализована. Н. Коновичи, учитывая высказанные другими исследователями предложения и опираясь на собственные наблюдения, осуществил модификацию списка астиномов I–IV хронологических групп. В следующих статьях цикла были внесены значительные коррективы в группировку астиномов конца клеймения. Румынские исследователи, признав неудовлетворительным существующее разделение их по двум (V и VI) группам [113] и опираясь на результаты анализа материалов, полученных ими относительно недавно в ходе раскопок нескольких поселений, предложили сгруппировать поздних астиномов по четырем подгруппам («пакетам» Va, b, c, d)37.

В анализируемых работах намечено еще одно интересное и перспективное направление в изучении астиномных клейм, до сих пор мало привлекавшее внимание — определение последовательности магистратов в каждой из хронологических групп. В качестве примера Н. Коновичи была выбрана IV группа оттисков, хорошо представленная в коллекциях Румынии. Используя все известные методы классификации, он предложил упорядоченный список всех 23 астиномов группы38. Но считать его окончательным и бесспорным, видимо, нет пока оснований. По крайней мере, иной порядок астиномов в группе был получен Н. Ф. Федосеевым по результатам анализа закономерности распределения синопских клейм на Елизаветовском городище и в Танаисе39. Уже после появления списка в печати И. Гарлан, зафиксировавший следы перегравировки эмблемы в одном из штампов, доказал, что два омонима (Дионисий I и II), входящие в данную группу, расположены в порядке, обратном тому, который был предложен Н. Коновичи40. Вероятно, появятся и другие поправки, связанные с тем, что автор при классификации сознательно использовал данные далеко не обо всех известных в настоящее время сочетаниях имен астиномов и гончаров, ограничившись лишь теми, которые им были встречены на клеймах из румынских коллекций.

Своеобразным итогом работы, проделанной румынскими исследователями, стала таблица, приведенная в приложении к заключительной статье цикла41. Авторы уверены, что уже сейчас известны практически все магистраты, контролировавшие керамическое производство в Синопе. Поэтому, определив период клеймения в 183 года (365–183 гг. до н. э.), они в таблице дали «уточненный», разбитый по группам список, содержащий ровно 183 магистрата. В связи с этим определение хронологических границ отдельных групп и подгрупп («пакетов») свелось к чисто механическим вычислениям. В результате они установлены с точностью до года.

[114] На первый взгляд, получена если не идеальная, то близкая к идеалу схема синопского клеймения. Однако сверка списка, впервые осуществленная в ходе редактирования статьи румынских исследователей при подготовке к печати сборника «Греческие амфоры», показала, что около 20 магистратов должны быть исключены из него. Среди них оказалось несколько херсонесских астиномов, несколько синопских гончаров, имена которых ошибочно были приняты за магистратские, и большое число астиномов, имена и отчества которых были неправильно восстановлены по надписям в поврежденных клеймах. В результате при издании статьи нам пришлось приложить к представленному списку обширный комментарий.

Чем же объяснить тот факт, что вполне правильная с точки зрения методики работа не получила достойного завершения? Основной и, пожалуй, единственной причиной является относительно ограниченное количество материала, находившегося в распоряжении румынских археологов. Синопские клейма из Северного Причерноморья, то есть основная масса известных на сегодняшний день оттисков, знакома им лишь по публикациям, охватывающим незначительную часть массива. Кроме того, как мы отмечали выше, качество публикаций далеко не всегда позволяет осуществить надежную проверку предлагаемого чтения и восстановления надписей в поврежденных экземплярах. Отсюда и дублирование ошибочных восстановлений имен и отчеств, проникшее в список.

Определенные сомнения вызывает и предложенная разбивка по «пакетам» астиномов V–VI групп, так как она создана исключительно по результатам стратиграфических наблюдений. Между тем, для целей классификации стратиграфический метод имеет смысл применять лишь в том случае, если находящиеся в распоряжении археологов комплексы имеют надежные и узкие хронологические границы42. Привлеченные же материалы происходят с поселений, период бытования которых зачастую охватывает несколько столетий. С другой стороны, типологический и синхронистический методы не заняли в ходе этой классификационной работы достойного места, что, видимо, объясняется все той же ограниченностью материала, который находился в распоряжении исследователей.

Показательно, что Н. Ф. Федосеев, располагающий [115] наиболее полной на сегодняшний день информацией43, при разработке новой «единой системы» синопского клеймения основной упор сделал как раз на использование типологического и синхронистического методов. Первым этапом проделанной им работы стала сверка общего списка астиномов, позволившая после вычета ошибочно атрибутированных и неверно восстановленных имен ограничить их число 164 магистратами44.

Предваряя второй этап работы — типологическую классификацию клейм, — Н. Ф. Федосеев высказал ряд интересных, но далеко не бесспорных соображений, касающихся общих методических принципов типологического анализа. По его мнению, не существует общепринятой схемы проведения работ такого рода. Все предшествующие исследователи, занимавшиеся типологией клейм, либо останавливались на этапе выделения признаков, либо, что характерно для В. И. Цехмистренко, пытались «механически привести недоработанную типологию в ранг хронологической классификации», создавая таким образом «датированные типологии»45.

Целью типологического анализа, как полагает Н. Ф. Федосеев, является не группировка материала, а единственно его «структурирование вне времени», что позволяет создать поисковую систему, облегчающую работу по отысканию аналогий для каждого клейма. Для реализации поставленной задачи автор составил список, насчитывающий около 30 признаков, отображающих форму написания и место нахождения в легенде клейма названия магистратуры, расположение имен, характер эмблем и т. п. В итоге была получена схема, содержащая 83 последовательные ячейки, различающиеся определенным набором признаков46.

Я полагаю, что резко критический подход Н. Ф. Федосеева к итогам работы, проделанной его предшественниками, неправомерен. Фактически мы имеем дело с двумя равнозначными сторонами типологического анализа: с типологией в широком смысле, выполняющей задачу классификации и группировки, и с типологией в узком смысле, применяемой [116] при составлении поисковой системы в служебных целях. Закономерно, что, наряду с существенными различиями, они имеют и определенные сходные черты. Как в первом, так и во втором случаях используется один и тот же набор признаков. Однако, в то время как В. И. Цехмистренко пытался, правда не всегда удачно, установить их иерархию, разделить признаки на типообразующие и вариантные, то Н. Ф. Федосеева вес признаков не интересует, для него первостепенное значение представляет их сочетание. Отсюда и появление большого числа ячеек, которые являются не чем иным, как отдельными элементами более крупных классификационных единиц (периодов и этапов классификации В. И. Цехмистренко). С этим в принципе согласен и Н. Ф. Федосеев, заявивший, что в соответствии с принципами «датированной типологии» можно определить место каждой из ячеек и в результате получить более или менее дробную хронологическую структуру47.

Однако и такая, явно излишняя дробность его не удовлетворила. Синопские клейма, как он полагает, имеющие большое число сочетаний имен астиномов и гончаров, дают уникальную возможность распределить всех магистратов последовательно друг за другом.

Следующий, третий этап работы как раз и был связан с реализацией этой возможности. Совместно с А. Б. Бобылевым им были составлены три матрицы: «матрица признаков», «матрица сочетаний признаков» и «матрица сочетаний имен магистратов и гончаров». Естественно, что для сортировки и корреляционного анализа материала, содержащегося в этих матрицах, был использован компьютер48. В результате определена относительная хронология астиномов, позволившая составить их последовательный список.

В связи с этим, как полагает Н. Ф. Федосеев, существующая практика разбивки астиномов по хронологическим группам, временные рамки которых относительно широки, себя изжила. Надежная привязка во времени всего одного магистрата позволяет получить абсолютные с точностью до года даты для всех астиномов списка. К сожалению, пока ни один из астиномов не имеет точной временной привязки. По ряду косвенных данных хронологические границы синопского клеймения Н. Ф. Федосеевым были определены с 365 г. до н. э. по самое начало II в. до н. э. Последняя дата явно была установлена с учетом количества астиномов списка.

[117] Работа, проделанная Н. Ф. Федосеевым, вызывает неоднозначную оценку. С одной стороны, несомненно, сделан значительный шаг вперед в изучении керамических клейм Синопы. Уточнен список магистратов, впервые для выяснения меры близости астиномов привлечена компьютерная техника. С другой, — вызывает серьезное сомнение правомерность и эффективность самой «единой системы».

Одним из основных ее постулатов является уверенность в том, что в настоящее время известны практически все синопские астиномы, контролировавшие керамическое производство в городе. Между тем, игнорируется тот факт, что организация гончарного дела в Синопе пока изучается опосредованно, по тому материалу, который поступал на экспорт. Поэтому велика доля вероятности, что раскопки в самой Синопе, особенно ее гончарных мастерских, пополнят список астиномов. В этом случае придется пересматривать уже «твердо установленные» абсолютные даты.

Нет никакой уверенности и в том, что сохранится неизменным предложенный порядок астиномов. В ходе работы, как признаются сами авторы программы, были встречены существенные затруднения, связанные с неполнотой данных, значительным разреживанием матриц, большим числом омонимов среди гончаров, возможностью ошибок в чтении самих клейм и т. п. Определить, насколько удачно справились с этими затруднениями составители, не представляется возможным, поскольку «пакеты» программ, да и сами списки пока не опубликованы. Внесение корректив в них следует считать неизбежным.

Кроме того, в настоящее время нам известны далеко не все штампы, которыми на протяжении почти двух столетий оттискивались клейма. По моим наблюдениям, во всех публикуемых в последние десятилетия коллекциях от 10 до 30% клейм выполнены неизвестными по III тому IOSPE штампами, содержащими обычно новые сочетания имен астиномов и гончаров. Поэтому в связи с появлением нового материала раз в три-четыре года придется проводить пересмотр списка и корректировать в нем положение отдельных астиномов. Конечно, передвижка может оказаться незначительной — на одну-две позиции вперед или назад, но и в этом случае теряет смысл. Декларированное основное достоинство предложенной системы — точная абсолютная датировка каждого астинома. Таким образом, имеются основания полагать, что «единая система» изначально страдает крупным, непозволительным [118] для классификационных систем недостатком, — она не является достаточно гибкой и открытой.

Наконец, если даже со временем удастся получить надежный список астиномов, он также окажется неудобен при работе по анализу распределения клейм во времени и пространстве. Статистический анализ в целях ограничения случайности всегда нуждается в предварительной группировке исходных данных. Поэтому нет никаких оснований отказываться от традиционных, выделенных еще Б. Н. Граковым хронологических групп. Несомненно, предложенная Н. Ф. Федосеевым методика позволит уточнить их количество, состав и границы, осуществить разбивку астиномов каждой из групп на более мелкие хронологические единицы — подгруппы.

Подведем некоторые итоги. Краткий и целенаправленный историографический экскурс показывает, что вновь возникший интерес к керамическим клеймам Синопы не случаен. Сложились все условия для завершения многолетней работы по классификации астиномных оттисков этого центра. Я полагаю, что методически правильным является следующий порядок исследований в этом направлении. Прежде всего, необходимо создать развитую типологическую классификацию клейм, что позволит завершить работу по уточнению списка магистратов, контролировавших керамическое производство в городе. В дальнейшем в совокупности с синхронистическим методом провести их группировку. Завершающим этапом должна стать работа по оформлению хронологических групп и подгрупп и определение их абсолютных датировок. Именно эти сюжеты и будут рассмотрены в следующих этюдах по керамической эпиграфике Синопы.

© 1993 В.И. Кац

© 1993 Кафедра истории древнего мира СГУ

ПРИМЕЧАНИЯ

1 По данным рукописи III тома IOSPE только в Северном Причерноморье к середине 50-х гг. найдено более 9 тыс. синопских астиномных клейм.

2 Conovici N. Probleme all chronologie amphorelor stampilate sinopeene. Stampilete din Grupa a IV-A (B. N. Grakov) // SCIVA. 1989. T. 40. №1; Conovici N., Avram A. et Poenaru Bordea G. Nouveaux timbres amphoriques Sinopeens de Callatis // Dacia. 1989. N-S. XXXIII. №1–2; Garlan Y. Remarques sur les timbres amphoriques de Sinope // Academie des inscriptions et belles-lettres. Comptes rendus des seancea de l’anne. Avril-juin 1990. P. 490–507; Коновичи Н., Аврам А., Поэнару Бордя Г. Количественный анализ синопских амфорных клейм из Каллатиса // Греческие амфоры. Саратов, 1992; Федосеев Н. Ф. Итоги и перспективы изучения синопских астиномных клейм // Греческие амфоры. Саратов, 1992.

3 Граков В. Н. Древнегреческие керамические клейма с именами астиномов. М., 1929.

4 Цехмистренко В. И. Клейма как источник для изучения керамического производства в Синопе IV–II вв. до н. э. Автореф. дис... канд. ист. наук. М., 1963.

5 Максимова М. И. Античные города юго-восточного Причерноморья. М., 1956; Брашинский И. Б. Экономические связи Синопы IV–II вв. до н. э. // Античный город. М., 1962.

6 Пругло В. И. Синопские амфорные клейма из Мирмекия // КСИА. 1967. Вып. 109; Кругликова И. Т., Виноградов Ю. Г. Клейма Синопы на амфорах из поселения Андреевка Южная // КСИА. 1973. Вып. 135; Шелов Д. Б. Керамические клейма из Танаиса III–II вв. до н. э. М., 1975; Брашинский И. Б. Греческий керамический импорт на южном Дону. Л., 1980.

7 Conovici N. Op. cit. P. 35.

8 Федосеев Н. Ф. Итоги и перспективы... С. 158.

9 Becker P. Ueber die im südlichen Russland gefundenen Henkelinschriften auf griechischen Thongefässen // Melanges greco-romaines. 1850. T. I. P. 498.

10 Обычно полагают, что заслуга в локализации херсонесских клейм принадлежит В. Н. Юргевичу (Амфорные ручки, собранные в окрестностях Херсонеса // ЗООИД. 1886. Т. XV), а их первый определитель издал И. Махов (Амфорные ручки Херсонеса Таврического с именами астиномов // ИТУАК. 1912. Вып. 48). Однако архивные материалы бесспорно указывают, что приоритет в этих вопросах принадлежит К. К. Косцюшко-Валюжиничу, идеи и подготовленные к печати материалы которого были использованы выше отмеченными авторами.

11 Pridik E. Die Astynomennamen auf Amphoren- und Ziegelstempeln aus Südrusland // Sitzum. pr. Ak. Berlin. Hist.-phil. Kl. Bd. IV. 1928.

12 Граков В. Н. Указ. соч. С. 102 сл.

13 Там же. С. 103.

14 Книпович Т. Н. Опыт характеристики городища у станицы Елизаветовской // ИГАИМК. 1934. Вып. 104; Нейхардт А. А. Памятники керамической эпиграфики Мирмекия и Тиритаки как источник для изучения торговых связей Боспорского царства с центрами Причерноморья в античную эпоху. Автореф. дис... канд. ист. наук. Л., 1951.

15 Граков Б. Н. Указ. соч. С. 105.

16 Там же. С. 110.

17 Там же. С. 112.

18 Там же. С. 141.

19 Там же. С. 153–154.

20 Виноградов Ю. Г. Керамические клейма острова Фасос // НЭ. 1972. Т. 10. С. 15.

21 Граков В. Н. Указ. соч. С. 37–38.

22 Цехмистренко В. И. Клейма как источник...

23 Его же. Синопские керамические клейма с именами гончарных мастеров // СА. 1960. №3; Его же. О принадлежности вторых имен в синопских клеймах // НЭ. 1968. Т. 7.

24 Его же. К вопросу о периодизации синопских керамических клейм // СА. 1958. №1.

25 Брашинский И. Б. Успехи керамической эпиграфики // СА. 1961. №2; Шелов Д. Б. Указ. соч. С. 138. Показательно, однако, что в последнее время накопился новый материал, подтверждающий правоту предложенной В. И. Цехмистренко даты окончания магистратского клеймения в Синопе.

26 Цехмистренко В. И. К вопросу о периодизации...

27 Там же.

28 Впервые, насколько нам известно, в применении к керамическим клеймам подобная методика была использована Д. Б. Шеловым. Указ. соч. С. 136.

29 Garlan Y. Op. cit. P. 494–495.

30 Цехмистренко В. И. К вопросу о периодизации...

31 Шелов Д. Б., Виноградов Ю. Г. Б. Н. Граков и развитие античной эпиграфики в СССР // Граков Б. Н. Ранний железный век. М., 1977. С. 209.

32 Вместе с тем, влияние идей В. И. Цехмистренко и, в первую очередь, широкое применение типологического метода при анализе керамических клейм явно прослеживается в выполненных в 70–80-е гг. работах, посвященных классификации клейм Фасоса, Родоса и Херсонеса.

33 Пожалуй, все рекорды побил каталог клейм Варшавского музея (Sztetyllo Z. Les timbres ceramiques dans les collections du Musee National de Varsovie. V., 1983). Задуман он был как образцовое издание. Каждое клеймо сопровождается фотографией и обширным комментарием. Однако около 40% представленных здесь синопских клейм либо неправильно атрибутированы, либо имеют ошибочно восстановленные надписи.

34 Приятным исключением являются публикации, осуществленные румынскими археологами. Здесь практически каждое клеймо сопровождается либо рисунком, либо фотографией.

35 Мало помогает и относительно широкое использование для этих целей советскими археологами отдела синопских клейм III тома IOSPE. Для работы по определению надписей в поврежденных клеймах корпус мало приспособлен. Кроме того, и в нем присутствует относительно большое число оттисков со слабоаргументированными, а зачастую и явно неправильно восстановленными надписями.

36 Conovici N. Op. cit. // SCIVA. T. 40. №1.

37 Коновичи И., Аврам А., Поэнару Бордя Г. Указ. соч. С. 232.

38 Conovici N. Op. cit. P. 40.

39 Федосеев Н. Ф. О времени сосуществования Елизаветовского городища и Танаиса // АМА. 1990. Вып. 7. С. 158–159. открыть другой документ сборника «АМА»

40 Garlan Y. Op. cit. P. 494–495.

41 Коновичи Н., Аврам А., Поэнару Бордя Г. Указ. соч. С. 240–247.

42 См.: Виноградов Ю. Г. Указ. соч. С. 7–9.

43 В картотеке Н. Ф. Федосеева учтено более 15 тысяч клейм, выполненных почти 2,5 тысячами штампов (Федосеев Н. Ф. Итоги и перспективы... С. 150).

44 Эта цифра близка к той, к которой мы пришли, убрав из списка синопских астиномов, предложенного румынскими исследователями, около 20 ошибочно включенных в него магистратов.

45 Федосеев Н. Ф. Итоги и перспективы... С. 153.

46 Там же. С. 156.

47 Там же.

48 Бобылев А. Б., Федосеев Н. Ф. Экспертный пакет АСТИНОМ // Методы и системы технической диагностики. Саратов, 1989. Вып. 12. Ч. 1.